112.ua

– Анна, Вы ведущая прямоэфирного телеканала. А прямой эфир – это всегда большая ответственность и концентрация внимания. Расскажите, как настраиваете себя на эфир? Есть какие-то наработанные секреты?

– На эфир себя настраиваю просто. Говорю "Господи,  благослови!" И все! Остальное – подготовка и правильное понимание своей роли. Важно каждый раз напоминать себе, что гость по определению обладает какой-то информацией, а вот сделать из нее смотрибельный эфир и есть задача нашей выпускающей группы и ведущего в частности.  Заметили, что сейчас нормой стало более активное обозначение журналистом своего присутствия и утверждение собственной позиции, часто в ущерб всему остальному? А ведь если гость говорит интересно и содержательно – профессионализм в том, чтобы не мешать. Споткнулся человек, замолчал – веди, разгоняй, указывай. Лжет – останавливай! Хамит – пресекай! Нет – слушай! В молчании может быть гораздо больше мастерства, чем в словах. Помните, как молчал Шустер? Мне это было гораздо более интересно, чем то, как кричат многие сегодняшние телезвезды. 

– Помните фразу из фильма "Москва слезам не верит": "Ничего не будет — ни кино, ни театра, ни книг, ни газет. Одно сплошное телевидение"? Телевидения у нас в жизни, безусловно, стало больше. Но и театр с книгами и газетами никуда не ушли. Как думаете, как будет развиваться ТВ в ближайшие годы, можно говорить, что будет один сплошной интернет? 

– "Москва слезам не верит", кстати, один из любимейших фильмов, люблю его не только за характеры и крылатые фразы, но и за то, как четко прочерчены в нём законы мироздания, причинно-следственные связи. Так вот, что касается телевидения, я даже не подозревала, насколько мы уже в эре "одного сплошного интернета", пока меня не позвали почитать лекцию о телевидении для старшеклассников. Они тотально живут в мире интернета, всё телевидение у них – там, где хайповые блогеры. Но блоги смотрят, безусловно, не только школьники и это понятно. На YouTube открывается огромное количество новых шоу и проектов. Блогеры постоянно экспериментируют с форматами – находят новые формы разговора со зрителем. Отличия интернет-ТВ очевидны: можно говорить всё, что думаешь, чувствовать себя свободно, выражаться нецензурно. При этом гости интернет-проектов  – популярные политики, музыканты, актёры – те, кто раньше появлялся исключительно на ТВ и всегда был ограничен рамками то ли формата, то ли цензуры. Это привлекает зрителя. Поэтому телевизионные форматы так или иначе будут активно выходить, пересекаться и взаимодействовать с социальными медиа. Это неизбежно, сегодня рождается новое телевидение.

112.ua

– Ваши коллеги на рынке информационных телеканалов нередко мигрируют из одного вещателя на другой. Вы остаетесь на "112 Украина"? Почему?

– Скажу откровенно: были предложения мигрировать, и далеко не одно такое предложение. Но знаете, во-первых, именно здесь в меня поверили.  Я бесконечно благодарна Сергею Неретину, Людмиле Писанко и, конечно, Сергею Логунову, которые  просто услышав меня по радио, позвали  на "112 Украина". За все время моей работы здесь была только поддержка, понимание и любовь. Да-да, не поверите, но на телевидении действительно бывает так, что коллеги искренне друг друга любят. Мы поим друг друга кофе и кормим бутербродами. Ну и следим, чтобы никто не ходил по холоду без шапки! На "112 Украина" мне действительно комфортно – душевно, профессионально, психологически легко, поэтому я здесь.

– В эфире вы уверенная в себе ведущая, а в жизни? Что-то может Вас застать врасплох, обескуражить?

– Знаете, почву из под ног у меня всегда выбивало хамство и жлобство.  Достоинство аристократа – возвысить обращением собеседника. "Достоинство" жлоба – хоть чем-то поставить собеседника ниже себя, дабы возвыситься на его фоне. Ибо и аристократ, и жлоб видят собеседника подобным себе. Вот, скажем, элементарно воспитанный человек, желая обратиться к собеседнику по имени,  предложит: "Называйте меня просто Ваней. А я вас, в свою очередь, Володей. Идет?" Причем предложить это может только старший младшему, никак иначе.  А как скажет хам? А он скажет: "Вы позволите, я вас буду называть просто Мишей? А вы меня, значит, по-прежнему Александром Степановичем?". Глубоко печально, что это совковое хамство проникло до мозга костей большинства наших людей. Раньше это меня сильно обескураживало, сейчас же, когда я сталкиваюсь с подобным в работе постоянно, понимаю, что хама и жлобанужно мгновенно и резко пресекать. Вот ко мне, к примеру, во время прямого включения один депутат обращался: "Девушка!". Я ему ответила: "Мы Вас услышали, парниша!" К следующему включению он выучил моё имя.