112.ua

— Тигран, так как Вы оказались на телевидении в 16 лет?

— В юношестве мы с друзьями играли в КВН и получили предложение поработать на  местном Кировоградском телевидении: снимали юмористическую рубрику в утреннее шоу. Потом, спустя  время, когда создавался "112 Украина", меня пригласили на кастинг. И вот с тех пор я здесь.

— Интересная трансформация – из юмора в новости. 

— Да. Но все знают "112 Украина" таким, какой он есть сейчас. А изначально наш эфир не был исключительно информационно-аналитическим: у нас были и культурные, и развлекательные программы. Более того, мы, например, показывали арт-хаусное кино по вечерам. Со временем менялся канал и я вместе с ним.

— Вас называют самым молодым ведущим на канале (24 года). Не пытаются ли Вас учить уму-разуму сотрудники постарше?

— Мы все друг у друга учимся. Я о возрасте никогда не думаю. Да и вообще у нас очень молодая команда. Это наш козырь.

— По первому образованию Вы авиадиспетчер. Как Вас занесло в журналистику? Почему небо проиграло в Вашем выборе профессии?

— Небо не проиграло. Как Вы поняли, я уже работал, когда поступал в Лётную академию Национального авиационного университета. Выбор уже был сделан. Жаль, что не удалось попробовать себя в этой ипостаси. Кто знает, может еще посчастливится.

— Вы не учились на журфаке. Как считаете, это для журналиста плюс или минус?

— Скорее всё-таки минус. Получать знания по профилю важно. Но, мне кажется, профессия скорее прикладная и в большинстве своем построена на передаче опыта. Совсем не всегда обязательно учиться пять лет в университете, когда многое познается непосредственно на практике. Так работают многие западные школы журналистики: практически все программы там длятся не больше 1-2 лет, а преподаватели непосредственно работают в СМИ.

— Кстати, а изучение юриспруденции – это хобби или подстраховка на будущее?

— Может и подстраховка, но сопряженная с профессией. Ведь если ты смыслишь в чём-то,  пусть то юриспруденция, медицина или сельское хозяйство, и можешь спокойно вести предметные дискуссии с высококлассными экспертами разных компетенций – ты крутой журналист.

— Вы, в связи с принятым законом о квотах на ТВ, уже готовитесь к украиноязычному эфиру?

— Конечно, мы же законопослушные. Будем выполнять каждую букву принятого нашими глубокоуважаемыми законотворцами решения. Я уже работал какое-то время на украинском.  Думаю, все будет хорошо. 

— Мне кажется, русскоязычным тяжелее перейти на украинский, нежели наоборот.

— Не думаю, что это так на самом деле. Каждый из нас в независимости от того, каким языком пользуется в быту и на каком думает, ежедневно слышит много и украинской и русской речи. Так или иначе, слова пассивно откладываются в голове. К ним просто нужно добраться.

— Специфика Вашей работы такова, что нужно быть в курсе самых последних новостей. Вас не утомляет политика?

— Было бы лукавством сказать, что не утомляет. Политика же всюду. Но это интересно. Другое дело, что отключиться от неё не всегда получается. Когда-то я думал, что смогу спрятаться от новостей, например, во сне, но с тех пор, как мне стал сниться Николай Мартыненко и прочие политики, понял, что и это невозможно.

— Как не сойти с ума от избытка информации в голове?

— Люди не сходят с ума от избытка информации. Это миф.

— Бывает, гость в эфире вас откровенно раздражает, или ведет себя по-хамски, или уходит от ответов – как в таких ситуациях бороться с собой, чтобы профессионально вести программу?

— У нас таких мало. Но если человек ведет себя по-хамски или не отвечает на вопросы, он больше к нам не приходит. Бывает, нужно просто пошутить, сделать комплимент и переключить человека.

— И это помогает? Я не встречала политиков, которые четко отвечают на вопросы. Они стараются сказать все, что хотят сами.

— Не всегда. Я понимаю, о каких политиках вы говорите. Есть политики, которые действительно приходят сказать то, что хочется им. Разумеется, таких порой трудно перебить. Не потому что ведущие не могут или боятся. Дело в том, что у этих людей такой принцип работы, и они могут быть интересны зрителю, даже если не говорят по теме. Конечно, когда человек переходит грань, это уже другое.

— А Вы можете прервать эфир, если что-то идет не так? Имеете право единолично принять такое решение или это всегда происходит коллегиально?

— В производстве прямого эфира задействован далеко не только ведущий. К примеру, разговор в студии, который Вы смотрите по телевизору, вместе с Вами всегда слушают: выпускающий редактор, шеф-редактор, режиссер, звукорежиссер и так далее. Поэтому даже если мне захочется прервать эфир, к этому должны быть готовы остальные. У нас есть возможность, в случае чего, обсудить, как сработать в той или иной ситуации. Решения, конечно, принимаются молниеносно.

— На Ваш взгляд, зрители не устали от политики?

— Нет. Об этом говорят показатели телесмотрения. Нас смотрят ежедневно миллионы. Отдельные наши проекты порой могут посмотреть лучше, чем хороший голливудский фильм в прайм-тайм на большом центральном канале.

— Создается впечатление, что Олег Ляшко на канале на особом счету. Вам не кажется, что его непомерно много?

—  Он не на особом счету, и присутствует в эфире не больше других. Вероятно, Вам просто очень нравится Олег Валерьевич или наоборот – поэтому так может казаться. У нас сбалансированный эфир.

— Пару лет назад Вы снимались в роликах ко дню рождения канала под лозунгом "Год без тайн с нашим зрителем". Что о себе Вы готовы рассказать без тайн?

— Могу рассказать секрет: невзирая на запрет, я пользуюсь Яндекс-навигатором.

— А о личной жизни, например?

— У меня есть девушка, её зовут Роксолана. Она тоже журналист.

— Вы родились в Ереване. Почему переехали в Украину?

— Как только я родился, родители переехали в Украину. Я тогда настаивал на Сейшелах (улыбается), но последнее слово, как понимаете, было не за мной. Это было связано с бизнесом отца. Всю свою жизнь я прожил здесь. Очень люблю Украину.

— Вас не путают с Тиграном Мартиросяном – чемпионом мира по тяжелой атлетике?

— Путают. На улицах обращают внимание на мое спортивное, накаченное тело. Нередко слышу от прохожих: вот он, тот знаменитый штангист! Если серьезно, нет, конечно. Чаще путают с Джорджем Клуни.

Источник: КП в Украине.