– Анна, в Ваших эфирах, в манере поведения перед камерами чувствуется свобода, легкость, ощущение, что Вы совершенно забываете о миллионах зрителей, которые на Вас смотрят. Как добились этого? Долго привыкали к камерам?

Спасибо, что отметили, правда – очень приятно! Никто Вам не признается, а я скажу: мы, тележурналисты, как театральные актеры, отдаем себя на суд публики и искренне радуемся доброму слову критиков.

Ну, а манера поведения … знаете, думаю, здесь вот в чем дело. Эфир – это всегда мозговая работа по структурированию огромного массива информации в некую логическую цепь. Поэтому о камерах не думаешь вообще! Ну, просто совершенно не до этих мыслей в наших условиях.

– Вы каждый вечер общаетесь с политиками, понимаете – кто чего стоит. Есть ли те, кому симпатизируете и верите? Должен ли журналист это скрывать и насколько реально скрыть подобные чувства?

– На Востоке всегда говорили: "Нет людей, есть идеи". Безусловно, иногда говоришь с теми, кто является носителем очень близкой и понятной тебе идеи.  И это нормально. Что же касается вопроса – верю ли я кому-то, знаете, здесь для меня всё однозначно: как только журналист начинает верить политику, он перестаёт быть журналистом. Здесь подход один: ничего не принимай на веру, всё старайся осмыслить сам. Старайся всё подвергнуть сомнению, сам себе доказать. А если что-то не доказывается, то, вероятнее всего, это неправда. Конечно, никогда нет гарантии, что ты научился отличать чёрное от белого. Но если ты не будешь даже пытаться думать самостоятельно, то место телевизионного глупца в медиасообществе тебе обеспечено.

– Вы только вернулись из Соединенных Штатов, куда были приглашены  для участия в программе для журналистов. Как впечатления?  Острее ли там ощущаются признаки так называемой эпохи постправды?

– Да, это была потрясающая программа Госдепартамента США, участие в которой принимали медийщики, блогеры, лидеры общественного мнения из 23 стран. Я представляла Украину. Одной из первых наших встреч в Вашингтоне была встреча с  Чарльзом Льюисом, журналистом  – легендой, основателем первой глобальной платформы лучших журналистов-расследователей мира. Во многом, именно благодаря ему мы с вами и узнали о панамском досье. Автор книг "Сколько стоит Президент", "Сколько стоит Конгресс" и "Обмануть Америку". Видевший "уотергейтский скандал" изнутри, Льюис совсем не верит в возможность новой версии Уотергейта. Система вряд ли способна к самообновлению и, чтобы не изменяться самой, переструктурирует реальность. Мы задавали вопросы ему, а он задал нам один: "Когда ты живёшь в эпоху постправды, когда факты больше ничего не значат, можешь ли ты функционировать как журналист?" Ответа у нас не было.

– Но, все-таки, есть ли запрос на эту правду у украинского общества?

– Думаю, здесь можно говорить не только об украинском обществе. Можно говорить об общецивилизационной тенденции. Страх осознать правду, бегство от правды, ужас признаться себе в том, что происходит на самом деле, — это явление сейчас приобрело огромный размах. Политики боятся говорить о будущем, демографы боятся говорить о причинах вымирания, культурологи не хотят слышать о распаде культуры. Сегодня и американское, и украинское  общество не желают знать опасную правду о себе. Умолчание стало частью современной идеологии. А это чревато мировой катастрофой.

– Очень грустно Вы всё описываете. Но раз уж начали говорить о глобальной катастрофе, позвольте спросить о Ваших личных, профессиональных – если не катастрофах, то провалах?

— Описываю грустно, но, мне кажется, правдиво. Точно так же, правдиво, скажу о самых болезненных и провальных эфирах. Мне сложно сделать хороший эфир с теми, кого я люблю по-человечески. С теми, кто мне близок. Бывали моменты, когда я не могла задавать им те вопросы, которые надо было задать. Поэтому получилась, как по мне, сладкая и тягучая жвачка.

– А как Вы определяете свою задачу?  В чем Ваш критерий успешности эфира с политиком?

— Знаете, у нас очень непростой формат: с одной стороны, это поток информации – то, что называется news-flow, но с другой стороны — это интервью. Потому ты обязательно должен не просто дать зрителю картинку дня, но и раскрыть гостя! Чтобы зритель в итоге сказал: "Так вот он какой!" или "Так вот, как  он относится к стране!" В нашем политикуме пока есть только те лица, которые есть. И если удастся хоть ненадолго снять с них маску - это уже большой успех!

– А Ваши гости Вам всегда интересны?

— Это самый коварный вопрос)) По сути, любой человек интересен, потому что у любого человека что-то есть. И я это что-то ищу! 

Источник: Новое время