112.ua
Наталья Влащенко: Сегодня у нас в гостях сценарист, артист с недавнего времени, сочинитель песен – Аркадий Гарцман. Здравствуйте, Аркадий! Как получилось так, что вы попали в искусство?

Аркадий Гарцман: Когда я учился в школе, учителя говорили: "Надо обязательно понять историческую перспективу". А "перспектива" была истерической. Потому что я родился в 1947 г. В 1949 г. была борьба с "безродными космополитами", потом было "дело врачей" и она так продолжалась почти до перестройки и, естественно, мне, с моей фамилией  - Гарцман, было не очень-то комфортно. Отец и мать меня готовили к безвестности, потому что об известности не могло быть и речи. Фамилия Гарцман звучала, как приговор. Родители меня уговорили закончить техникум. Благодаря этому я всё-таки работал 15 лет инженером в автопарке, а до этого работал на заводе в литейном цехе, о чём совершенно не жалею, потом на другом заводе и, естественно, что "рыпнуться" я не мог. Был такой случай. Лет с двенадцати я писал стихи. Мать это очень не одобряла, говорила, что я занимаюсь чепухой, и правильно очень говорила, потому что с этим никуда нельзя было сунуться, а в 1968 году, когда мне было уже 21 год, и я 5 лет работал в литейном цехе и был внештатным корреспондентом одной из центральных украинских газет, редактор отдела сказал: "Ты знаешь, я три года держу вакансию. Я понял, что тебя надо брать". Меня провожали всем литейным цехом, как гармониста в институт. И как только я появился в этой газете, как говорил наш парторг: "Израиль вероломно напал на бедных несчастных арабов", - все двери передо мной захлопнулись. Даже на том заводе тоже. Я туда не мог вернуться. Редактор, понимая свою вину, охая, ахая и причитая, повёл меня по всем редакциям. Везде пожимали плечами и, наконец, я опустился до того, что (работая в литейном цехе, получая очень хорошие деньги, там же была доплата за вредность и вообще) в издательстве "Музычна Украина" мне предложили должность корректора, аж на 60 советских рублей. Я согласился.

Наталья Влащенко: А почему?

Аркадий Гарцман: А все "калитки" захлопнулись.

Наталья Влащенко: Зато редакторши были красивые?

Аркадий Гарцман: Вы думаете, я их видел? Я видел только одного главного редактора. "людину, яка розмовляла чистою, літературною українською мовою", и вот этому Володе, который меня водил, он сказал: "Та шо ж, я не бачу, що це така людина. Ну, звісно, беру!  Як ваше прізвище?" И когда я сказал: Гарцман, - у него что-то случилось с лицевыми мышцами. Он ничего не мог с ними сделать. А потом он сказал фразу, которую любит повторять Ноябрёв: "Та ви з глузду з'їхали!". Полгода я мыкался, потом на другой завод, авиаремонтный устроился. И тут грянула перестройка. Ко мне позвонил знакомый, который работал в те годы на студии научно-популярных фильмов, в техническом отделе, а рядом с ними работала группа Черкасского над мультфильмом "Остров сокровищ". Что-то у них не получалось с песнями, и мой товарищ предложил мне написать песни к этому мультфильму. И я, не читая сценария, взял и написал несколько песен. Послал их своему товарищу, он показал Черкасскому, ему понравилось. И он меня взял в фильм. Черкасский мне тогда сказал: "Если ты думаешь, что там будет псевдоним, - там будет твоя фамилия, мы уже титры вырезали". И в один прекрасный день раздался звонок одного человека, которого уже нету, и он говорит: "Ты понимаешь, какая штука, режиссер - Черкасский, автор сценария  -Аликов, звукооператор – Груздев, он же тоже еврей! Бери псевдоним!" Я вспомнил, что когда я читал Паустовского, он писал о том, что гимназистам запрещали публиковаться в газетах, и он публиковался под псевдонимом - Балагин. Вот под этим псевдонимом я и появился. Даже Быстряков какое-то время думал, что я - А. Балагин. 

Наталья Влащенко: Вы же человек очень ироничный, и с колоссальным чувством юмора. Я очень удивилась, когда увидела ваш "аватар", вы рядом с Машковым. Настолько поразили ваше сердце эти поздние съёмки в кино? Сбылась мечта детства.

Аркадий Гарцман: Да вы что? Какая мечта? Я в жизни не мечтал сниматься в кино. Хотя снимался неоднократно.

Наталья Влащенко: Кто вам предложил в "Ликвидации" сняться?

Аркадий Гарцман: Началось всё с того, что мы с моим соавтором постоянным, Игорем Шубом, писали сценарий фильма "Сорочинская ярмарка". И заехали в офис режиссёра, Семёна Горова, а у него ассистент по актёрам работала параллельно ещё в нескольких группах, в том числе и в группе сериала "Утёсов", и она сказала мне, что я вылитый Бабель. И она стала уговаривать меня попробоваться на роль Бабеля. Я не мог ей отказать и поехал на киностудию. Меня тут же стали гримировать и тут же утвердили на эту роль. А Утёсовым был Марат Башаров. Он всё время думал, что я из Одессы, потому что я говорил с одесским акцентом, как меня просили. А у Башарова жена - продюсер, и что-то он про меня ей сказал, это передали Урсуляку, и так я оказался в "Ликвидации".

Наталья Влащенко: Понравилась вам работа в кино?

Аркадий Гарцман: Что-то в этом есть. Магия съёмочной площадки, общение с хорошими людьми. Когда-то давно у актёра Лицитиса спросили, какой из фильмов, в котором он снимался, ему больше всего понравился? Он ответил, что ему больше всего нравятся фильмы, где складывается хорошая группа. А в "Ликвидации" это просто какая-то неземная группа была. С доброжелательным отношением, хорошо выстроенным менеджментом. Все очень хорошо друг к другу относились. Какую я там роль играл! А Урсуляк лично за мной прислал машину.

Наталья Влащенко: Мало кто знает, что вы являетесь автором не одной песни, которые исполняли Караченцев, Данилко. Вы до сих пор работаете с Андреем Данилко?

Аркадий Гарцман: Нет, сейчас не работаю. Собственно, Андрей взял паузу. Недавно было предложение на одном из каналов сделать мюзикл, чтобы песни писал Данилко, но он отказался.

Наталья Влащенко: У Андрея кризис сейчас?

Аркадий Гарцман: Я не думаю даже, что это кризис. Он сам себе, видимо, надоел, в больших количествах. Я считаю, что это вполне нормальный процесс, и у него ещё всё впереди.

Наталья Влащенко: А чем занимаетесь вы, кроме нового амплуа - кино?

Аркадий Гарцман: Это, как в анекдоте: "Девушка, что вы делаете сегодня вечером?"  

- "Всё!"

Поэтому этот вопрос меня всегда ставит в тупик. У нас же зависимая профессия. Бывают простои, обломы. Получается, как мой старшина говорил: "Одновременно, одинаково". Так вот, "одновременно, одинаково" я пишу диалоги к сериалам, 90-серийным.

Наталья Влащенко: Это же довольно скучное занятие?

Аркадий Гарцман: Ничего подобного. Я бы не стал заниматься скучными делами, даже ради денег. Я пишу диалоги. Ну, кто же меня заставляет писать скучные диалоги? Мне очень нравится, чтобы это был такой скрытый юмор, чтобы это не явно по лбу. Пишу эти диалоги, у меня пальцы сами бегут по клавиатуре. И получаю от этого удовольствие.

Наталья Влащенко: А меняется представление о смешном, с течением времени?

Аркадий Гарцман: Да, конечно.

Наталья Влащенко: Как это меняется?

Аркадий Гарцман: Недавно было предложение написать сценарий, что мольфар предсказал Януковичу, что с ним что-то случится. Я отказался, потому что пока мы напишем этот сценарий, люди уже забудут кто такой Янукович. Меняются обстоятельства жизни, а Гоголь вечен. Потому что мы всё время видим – это Хлестаков, это Городничий, совершенно ничего не меняется. Это персонажи, которые навсегда.

Наталья Влащенко: Т.е. "Камеди Клаб" - это то, что про сейчас, и то, что умирает через неделю.

Аркадий Гарцман: Они не ставят перед собой задачу какой-то нетленки. Вот раньше почему ценили КВН? Сейчас тоже якобы КВН, но это уже какой-то студенческий театр. Там смешно, хорошие репризы. Но в старом КВН же был прямой эфир и участники мгновенно отвечали на вопросы, и попадали в десятку. И какие-то моменты юмора я очень ценю. Когда я служил в армии, это было в Ивано-Франковске, в начале 70-ых, он был уже тогда мятежным городом. Нас на советские праздники в увольнения не пускали, боялись провокаций, и один молодой лейтенант пришёл к нам, чтобы прогулять нас по городу, на 1 мая. И такой у нас был Кузьма Подлесный, метр с кепкой на коньках, он откуда-то из глубинки российской. Он обратился к девушке, шедшей нам навстречу: "Сестрица", и лейтенант тут же добавил: "Утку, пожалуйста".   

Наталья Влащенко: Заранее так нельзя пошутить.

Аркадий Гарцман: Или идут два "алканавта". И один другому говорит: "Смотри, какая Шантеклера на тебя косяк бросила!", а второй говорит: "Это она в тебя кинула, но промахнулась".

Наталья Влащенко: А чувство юмора, это какие-то генетические вещи?

Аркадий Гарцман: Может, и генетические. Ведь бывает, что кто-то родился, а уже старичок. Мой отец, человек с тремя классами образования, прошёл войну, но у него всю жизнь было чувство юмора. Он лежал в больнице с инфарктом, и к нему, как к участнику войны,  приставили сиделку, которая ночью спала, и он не мог её дозваться. Так он украл у неё тапочки и положил себе под подушку. Чтобы она кинулась искать тапочки и всем было  понятно, что она проспала. Даже у животных бывает чувство юмора.

Наталья Влащенко: Вы написали много сценариев, стихов. А как в нашей стране обстоит дело с авторскими правами? Вы получаете с этого что-то?

Аркадий Гарцман: Я вчера  был в ААП и получил 3600 гривен из Израиля. Мне не смогли объяснить - за что. И 160 гривен от Украины. И, конечно, это всё возмутительно. Самая популярная украинская артистка до сих пор поёт мою песню "Осенние цветы". Где-то гривен 27 я за эту песню получил. Всё объясняется безумно просто. В советское время артист не мог спеть песню, исполнить произведение, или что-то сделать, пока он не заполнит рапортичку с указанием  автора. И тебе уже что-то капает. Сейчас, во-первых, таких концертов, платных, мало. О рапортичках забыли. Артисты поют на корпоративах, клубах… А в России это дело поставлено уже очень давно. Без рапортичек ничего не бывает. В фильмах поются мои песни. Однажды мне позвонили из ААПа. Пришли деньги из Росси, канал ТВ-6, Данилко там вёл шоу. Там была заполнена моя фамилия, и я получал смешные деньги, но с каждой передачи.

Наталья Влащенко: Пока ещё с авторскими правами очень плохо?

Аркадий Гарцман: Никак вообще. В театре у меня идёт спектакль "Остров сокровищ" и "Целуй меня, Кэт", перевод мой. Я заключил договор напрямую, с театром. Но у театров деньги стали забирать. Теперь театры не могут мне заплатить деньги, потому что деньги у их забирают.

Наталья Влащенко: Не судьба пока что авторам. Получается, что пока что у вас, у тех людей, которые пишут стихи, сценарии, занимаются переводами, основной доход - это телевидение?

Аркадий Гарцман: Пожалуй, да.

Наталья Влащенко: Последняя, самая смешная украинская комедия  - "За двумя зайцами", знаменитый фильм с Борисовым. Как мне кажется, украинское кино тяготеет больше к драмам и трагедиям. Всё хорошо было с украинским романтическим кино, но хороших комедий мы никогда не снимали. А почему так? Вот "Голливуд" специализируется. Там на 100 плохих комедий приходится 2 хороших, обязательно.

Аркадий Гарцман: "Голливуд", это же фабрика. Там же всё просчитано. Кстати, американские комедии тоже очень тупые бывают. В советское время киностудия "Довженко" была тоже зависимой. Иванов, снявший "За двумя зайцами", снял фильм очень непросто, там была склочная ситуация. И, кстати, они много за Старицкого дописали сами, чтобы было смешно. Киностудия "Довженко" это была такой отстойник, куда вбрасывались сценарии, за которые никто не хотел браться. И плюс к этому – украинский пафос. Все павильоны были заняты и когда снималось украинское кино, это было такое тоскующее, пафосное. Я шёл по территории студии, сидят мама с дочкой, в хустынках, и шинкуют капусту. Вдруг слышу, девочка говорит: "Мамо, а що таке щастя?". Я так и оцепенел. И думаю, -  правда, что ж такое "щастя"? А мама ей отвечает: "Щастя, доню, це коли ти в коллективі". Вот так они и снимали весь этот пафос. Виктюк это называл: "Только не надо вот  этот театр Чехова, имени И. Франко". С такими сценариями просто душилось всё смешное. Но однажды со мной была истерика, когда снимался фильм "Как закалялась сталь?" Мащенко. Очень хороший человек, царство ему небесное, с юмором. Я его спросил, мы сидели за столом, где-то в 90-ом году: "А,вот если б  Павка Корчагин сейчас жил, кем бы он стал?" Он сказал: "Бизнесменом". Сказал не задумываясь. Он был неистов. Говорили, что Николай Павлович объясняет два раза – первый, и последний. Потом в голову летели табуретки и т.д.

Наталья Влащенко: Возможно ли сегодня снять хорошую украинскую комедию? Потому что все режиссёры жалуются на то, что нет сценариев.

Аркадий Гарцман: Вот мы с Игорем Шубом написали сценарий к фильму "Королева бензоколонки-2", выиграли конкурс даже. А мне стыдно вспоминать, что мы его авторы. Режиссёра назначили такого - молодого гения. Мы сами тащились от того, что написали. Но,  есть режиссёры, не понимающие юмор.

Наталья Влащенко: Расскажите свой любимый анекдот.

Аркадий Гарцман: Упаковка активированного угля – и на ней написано: "Внимание! Уголь не активированный. Для того, чтобы активировать пачку, пошлите смс по №3218".

Наталья Влащенко: Хотите у меня спросить что-то?

Аркадий Гарцман: Какой вопрос вы ещё не задали своим собеседникам? И какой ещё хотите задать?

Наталья Влащенко: У меня вопросы не заканчиваются. Поговорить - это моё любимое занятие. Вопросы же, вообще, вырастают из вас, из всех. Спасибо большое. С нами был сегодня Аркадий Гарцман, человек, который умеет веселить, который делает это на протяжении долгого времени, и который точно знает секрет успеха, если бы кто-то решился снять сегодня хорошую комедию.