112.ua
Влащенко: Сегодня у нас в студии актриса, певица, общественный деятель с некоторых пор. Это Даша Астафьева. 
Здравствуйте, Даша. Вы ослепительно хороши. Я прочитала, что вы в Днепропетровской области закончили культпросветучилище, а потом переехали в Киев и познакомились с продюсером Никитиным. Между этим двумя историями прошло десять лет. Эти десять лет прошли в Киеве? 

Астафьева: Нет. Пять из них я прожила в Днепропетровске, а после окончания Днепропетровского училища культуры я ещё пять лет работала моделью. Жила, в основном, в Днепропетровске, но очень много путешествовала. Я собирала портфолио, работала абсолютно бесплатно, хотела наработать базу, которой я могла бы гордиться. В принципе, так и случилось.

Влащенко: А как вы путешествовали? Молодые девушки бедны, как правило. 

Астафьева: Есть такой принцип работы, когда я со многими фотографами  договаривалась, что они оплачивают работу, проживание, и я абсолютно бесплатно позирую. Для этого я приезжала в Москву, Питер, в Чехию, в Киев приезжала. В то время я даже не могла подумать, что буду жить в Киеве. 

Влащенко: А вы когда-нибудь думали, что будете знаменитой? Что вы хотите быть знаменитой?

Астафьева: Я и сейчас не считаю, что я знаменитая. Я просто считаю, что мне повезло чуть больше, чем кому-то – моим друзьям или моим родителям. Моя мама всю жизнь хотела петь, но в то время это было не так легко. 

Влащенко: А мама сейчас в Орджоникидзе живёт? 

Астафьева: Мои родители переехали в Киев год назад, и им, конечно, очень тяжело. И только сейчас мы с мамой стали так близко общаться, и я понимаю, как важно и здорово, когда ты занимаешься любимым делом. У меня же нет музыкального образования. Для меня необходимо быть среди людей талантливых, необычных, к которым я всегда хочу стремиться, недостижимых для меня в каких-то вопросах.  

Влащенко: При каких обстоятельствах вы познакомились с Никитиным? Как это произошло? 

Астафьева: Знакомство с некоторыми людьми – это жизненная удача, случай. Моей жизненной удачей стала такая удивительная девушка – Кассандра. На самом деле, это Елена Визерская, с которой мы дружим уже много лет. Я с ней познакомилась в интернете и мечтала стать её моделью. 

Влащенко: Она фотограф?

Астафьева: Она фотограф. Она удивительный фотохудожник. Потому что после того, как она фотографирует, она ещё и рисует. После знакомства с ней и сотрудничества мы познакомились со следующим удивительным человеком, моим близким и родным. Её зовут Ханя. Она работает в компании MAMAMUSIC уже много лет. Она, наверное, самый большой и самый движущий механизм нашей компании. Она – самая главная помощница Юры Никитина. И она познакомила нас с ним. С Юрой встреча была тоже удивительная, потому что я помню, как я шла по центру Киева и удивлялась всему: такой большой город. Когда я пришла к Юре, он полностью подготовился, у него лежал мой первый журнал "Плейбой", моя первая фотосессия. И он был очень удивлен тем, что я в жизни совсем другая. 

Влащенко: Сегодня певиц, певцов не называют исполнителями, их называют проектами. Как вам кажется, зритель хочет видеть красивых людей на сцене или хочет их слушать? 

Астафьева: Я не считаю себя проектом или исполнителем, певицей. Я всегда говорила, что приятно, и мне посчастливилось быть именно персонажем. Мы выходим на сцену и просто дарим счастье нашим поклонникам. Каждый концерт, особенно сейчас, в такое немирное время, для меня как награда. Каждый концерт это не только работа, это такая долгожданная встреча, ожидание которой сублимирует внутри внутреннюю энергию. Именно сейчас, в это время, которое мы переживаем в Украине, люди чувствуют это тепло 

Влащенко: А вы сейчас гастролируете только по Украине?

Астафьева: Нет, мы гастролируем везде. 

Влащенко: И в Россию тоже ездите?

Астафьева: И в Россию, и очень много в Европе. 

Влащенко: То есть вас эти геополитические вещи не интересуют сейчас?

Астафьева: Политика это, вообще, настолько далёко от культуры. Я считаю, что мы не должны вообще как-то прикасаться к этому. Женщины не должны впускать в свою жизнь политику. 

Влащенко: Вы считаете, это как-то деформирует внутренний мир женщины? 

Астафьева: Это абсолютно не свойственно ей, по природе. Это лично моё мнение. Мне бы хотелось, чтобы такие вопросы даже не возникали по отношению к женщинам и к артистам. 

Влащенко: Вы слышали, что есть конфликт между украинскими слушателями и Ани Лорак, потому что она ездила на гастроли в Россию? 

Астафьева: Проблема современных людей в том, что мы очень подвержены информационной атаке. Насколько я знаю Каролину, это очень добрый и чувствительный человек. Я думаю, это просто провокация, на которую поддаются люди, которые абсолютно её не знают. Я это говорю по личному опыту, потому что очень часто в мою сторону поступает информация без оснований. Я желаю всем артистам, чтобы рядом были близкие люди, которые всегда могли бы их поддержать.   

Влащенко: То, что я читала о вас, мне показалось, что люди к вам очень тепло относятся. Ваша биография, она похожа на сказку. Человек из простой семьи, вы стали в 2006 году девушкой "Плейбоя". Основатель и хозяин "Плейбоя" Хью Хефнер пригласил вас к себе в гости. Как это происходит? О чём вы говорили? Вы с английским тогда были или без английского? Как вы общались? 

Астафьева: Я и сегодня без английского. Для меня это действительно сказка, потому что мы все начинаем ценить то, что происходит с нами хорошее, когда проходит время. Для меня все события, связанные с Америкой, это действительно как сказка. И только сейчас я это понимаю. А в тот момент настолько всё быстро закрутилось. Бывают такие периоды в жизни, и для меня тот период очень поучительным стал.   

Влащенко: Кто показывал ему ваши фотографии? 

Астафьева: Конечно, наша компания очень работала над тем, чтобы я поехала, но это первый и такой поучительный опыт, когда я абсолютно доверилась своим внутренним чувствам и ощущениям. Я ехала на конкурс, в котором участвовало шесть девушек со всего мира. Обязательное условие: нужно было быть американкой, чтобы участвовать. И несмотря ни на что, я попадаю в эту шестёрку. Я не знала языка, я из маленького города, и это всегда очень чувствовалось.

Влащенко: А вы комплексовали, что вы из маленького города?

Астафьева: Я пишу маслом, и как только я стала чуть-чуть разбираться в каких-то художественных принципах, правилах, я стала сомневаться. Раньше картина в день была, а сейчас я могу сезон работать над картиной. Точно так же я могу сказать о своих комплексах. Комплексы у меня появляются только сейчас, когда я начинаю разбираться. Раньше я была настолько простая. Конечно, я старалась никогда не забывать о тех элементарных вещах, которым меня учили мои родители: всё наполнять добром и любовью, поступать со всеми так, как ты хотела бы, чтоб поступали с тобой, никого не ставить в неловкие положения, и это коснулось всех моих действий на то время.

Влащенко: А каким было ваше общение с Хефнером? Вы с переводчиком работали? 

Астафьева: Нет. У нас общение было на всех уровнях, потому что Америка – это вечный праздник. А Playboy Mansion – это праздник в тысячу крат сильнее, чем можно себе представить. Достучаться до Хефа очень сложно. Но те минуты и часы, которые мы проводили вместе, они незабываемые. Для меня животные, дети и старики – это святые существа.  Все думают, что я запала на Хефа, но на самом деле я очень люблю взрослых людей.

Влащенко: То есть вы просто его как своего дедушку воспринимали? 

Астафьева: Я его воспринимала, как символ целой эпохи. Я очень люблю Pin-up, я очень люблю культуру войны, когда есть какая-то принуждённая красота и принуждённая радость; она особенная. Преодолевая какие-то препятствия, боль, страдания, оно остаётся на всю жизнь. 

Влащенко: Кто ваша любимая актриса?

Астафьева: Одри Хепбёрн, я её очень люблю.

Влащенко: Это уже не военная принуждённая красота, это уже 60-е.

Астафьева: Многие говорят, что у меня типаж Бетти Пейдж. Это одна из моих любимых моделей. 

Влащенко: А что это за ваша придумка выходить к людям, целовать всех подряд и нести людям, как вы говорите, доброту и свет просто в массы?

Астафьева: Это моя личная инициатива, она основана исключительно на любви и желании мира своей стране. И, вообще, мира во всём мире. Я много путешествую и знакомлюсь с абсолютно разными людьми, и очень часто спрашивают, как на самом деле в Украине, потому что не все сейчас верят СМИ. 

Влащенко: А что вы говорите, как на самом деле в Украине? 

Астафьева: Я рассказываю то, что я здесь вижу, то, что я слышу. 

Влащенко: Вы себя чувствуете здесь счастливой? 

Астафьева: Я себя здесь чувствую самой счастливой. Это такое счастье, когда ты возвращаешься в родной Киев. Это моё место, это место для моей души. У меня часто спрашивают, чем я буду заниматься, когда закончу карьеру певицы, актрисы, модели. Я всегда говорю, что я почувствую. Вот сейчас я почувствовала, что толку от моей красоты может быть больше, потому что я могу собирать тепло по всему миру и привозить в нашу страну. Мы решили это делать поздно вечером, и в шесть утра мы уже ходили по Киеву и целовали людей. Я написала письмо всем тем, кому я посвящаю это. Мне бы хотелось, чтобы мужчины наполнялись теплом и светом от женщин. Когда ты говоришь людям, что мы хотим поцеловать их во имя мира в нашей родной стране, это творит чудеса.   

Влащенко: А Никитин до сих пор является вашим продюсером? 

Астафьева: Да.

Влащенко: А вам никогда не хотелось расстаться, быть самостоятельной, чтобы строить свою карьеру так, как вам нужно?

Астафьева: Для меня большое счастье быть слабым полом и работать в компании такого сильного мужчины, как Юра. Я надеюсь, что этот период продлится очень долго. Я буду делать всё, чтобы Юра как можно больше мне помогал, подсказывал и поддерживал. Я думаю, что в компании такого мужчины можно работать и заниматься любимым делом всю жизнь. 

Влащенко: В последние годы очень изменилось представление о совместимости профессии и семьи. Я убеждена, что есть большое количество мужчин, которые хотели бы быть с вами. А у вас есть, вообще, любимый человек?

Астафьева: У меня есть любимый человек. И мне очень некомфортно жить без любви в сердце. Я несколько раз переживала периоды, когда я была действительно одна. Это были сложные периоды, но они меня многому научили. Даже если я не вместе с человеком, меня это чувство греет и вдохновляет. Мне кажется, что человек, который работает с людьми, особенно артисты, люди, на которых смотрят, им обязательно нужно находиться в состоянии влюблённости.

Влащенко: Мне очень нравятся ваши фотографии с детьми и с животными. Вы очень органично смотритесь. Наверняка, вы мечтаете, чтоб у вас было много детей?

Астафьева: Мне бы хотелось, вообще, большую команду. Хотелось бы встретить мужчину,  с которым бы у меня совпадали бы планы, насчёт семьи, дома.

Влащенко: А вы такого мужчину пока не встретили?

Астафьева: Я встречаюсь и общаюсь с разными мужчинами. Но почему-то в последнее время мужчин, с которыми я встречаюсь, не хочется напрягать и расстраивать разговорами о семье. 

Влащенко: Разве такие разговоры напрягают и расстраивают? 

Астафьева: Да. У меня были такие отношения, когда человек, ради которого я готова была бросить всё, и даже работу, сказал, что я его приземляю своими разговорами о детях и семье. 

Влащенко: Я знаю, что если мужчина по-настоящему любит женщину, он не просто не  против детей, он должен хотеть иметь детей.

Астафьева: Мне важно, как мужчина отзывается о своей маме, сестре, вообще, о своих родителях. 

Влащенко: Ваш прежний опыт общения с мужчинами, он драматичен?

Астафьева: Он очень драматичен. Не так для меня, как для моих родителей, друзей, иногда моих сотрудников. Были такие ухажёры очень ревнивые, которые каждый день обещали взорвать наш офис.

Влащенко: А кто вам ближе, с кем вам легче быть откровенной? 

Астафьева: Мужчины. У меня только одна близкая подруга – Ханя.

Влащенко: Очень многие женщины вашей профессии достаточно прагматичны. Но мне кажется, что деньги для вас не играют такой большой роли, как для многих женщин.

Астафьева: Я переживаю периоды разного отношения к деньгам. Вначале я деньги собирала, но сразу случалось что-то плохое, и мне нужно было их отдать. Сейчас я стараюсь быть благодарна тому, что у меня есть. Нужно радоваться тому, что есть. Поэтому, наверно, у меня всё есть.

Влащенко: Что важнее: любовь или карьера? 

Астафьева: Любовь. Любовь – это всё.

Влащенко: Хотите у меня что-то спросить? 

Астафьева: В котором часу вы просыпаетесь? 

Влащенко: В полседьмого. Иногда в шесть. Сегодня с нами была Даша Астафьева, которая не просто известна как красивая женщина, актриса, певица, а как человек, который достаточно рано нашёл для себя чувство баланса и  гармонии. Спасибо, Даша.