gordonua.com

— Здравствуйте, Петр!

— Доброе утро!

— Расскажите же нам, что это за проект и что за голос народа?

— Фактически я буду заниматься тем, чем достаточно долго занимался в студии Савика Шустера — отслеживать реакцию людей на происходящее в прямом эфире. Работая в студии Савика Шустера, я имел достаточно мало времени, чтобы озвучить комментарии зрителей. У меня был четкий лимит времени и очень ограниченные рамки. Я чрезвычайно благодарен каналу "112 Украина", что в эфире мне разрешено очень много, я не ограничен в высказываниях и времени. Готовясь к своим эфирам, я всегда внимательно слушаю, о чем говорят в студии "Вечернего прайма", чтобы понимать каждую деталь. Вот и сегодня по дороге к вам, слушая волну "Голоса столицы", где говорили о погоде, я вспомнил ту снежную весну три года назад. Помню, я как раз возвращался с ночного эфира еще на предыдущем месте работы в половине четвертого утра. Снега было столько, что автомобилем почти невозможно было передвигаться. И меня удивил сноубордист, который в такую ​​рань спускался по Андреевскому спуску. Тогда я понял, что наш украинский народ ничем не сломить. Для меня произошла такая градация на 2 половины: были ребята, которые брали джипы и извлекали девушек из снежных заносов, а были те, кто в пять раз повышали тарифы на такси.

— Если вернуться все же к проекту, почему "112 Украина"? Неужели только из-за неограниченности во времени? Наверняка были и другие приглашения от телеканалов.

— Да, были приглашения. Хочу извиниться еще раз перед двумя телеканалами, которые предлагали мне работу. Называть их не буду, потому что это уже не имеет значения. На "112 Украина" меня действительно привлекла демократичность. Первым условием было то, что мне никто не скажет, что именно говорить, и тем более — о чем не говорить. Во-вторых, мне сказали, что я могу делать то, что я могу делать. То есть на канале я буду гражданином с собственной стойкой позицией. Конечно, я понимаю, что есть определенные рамки в зависимости от темы. И, конечно, надо понимать тему, которую обсуждают с гостями в студии, понимать, чем живет этот человек, — а это уже моя внутренняя кухня.

— Я правильно понимаю, что гости будут приходить в студию "112 Украина" и через Вас люди смогут передавать свои вопросы, ставить какие-то ремарки?

— Именно так. Любой сможет это сделать. Иногда говорят, что на радио и телевидение не звонят нормальные люди, — это неправда. Большинство писем — это люди со своими болями и проблемами. Иногда приходит письмо, которое можно зачитать в прямом эфире, потому что там четко тремя фразами раскрыта тема.

— То есть Вам можно будет написать на почту?

— Да, мои помощницы будут принимать сообщения со всей страны по телефону.

А Вы были приглашены в качестве гостя на канал, вообще бывали на "112 Украина"?

— Да, часто бывал. Еще одна ситуация, которая меня приятно удивила на "112 Украина" — как-то я пришел в качестве гостя в студию и продюсер говорит мне: "Ну вот, смотри, ты пришел, и эфир стартовал с цифрой 0,7, а финишировал эфир с твоим участием с цифрой 6,4". И вы знаете, большего комплимента, большей приятности я еще не слышал.

— А сказано это как было?

— Абсолютно по-человечески, сказано в глаза.

— Петр Мага говорит, что любит слушать, что происходит вне эфира и мы, уважаемые слушатели, тоже любим слушать вас ...

— Вот пока Вы отвлеклись на слушателей, я тихонько сказал фразу "Чтобы вы были здоровы". Вот, когда вы о ценах на бензин говорите, каждый раз хочется сказать: "Чтобы вы были здоровы". Знаете, у меня есть мечта – добраться до тех, кто формирует Антимонопольный комитет.

— А можете еще коснуться Национального банка?

— Да. Ну, вот смотрите, когда цена на бензин ползет вверх, обязательно приходит "кто-то" в костюме с шикарными часами, который говорит: "Это же естественное удорожание, возрастание цен на мировом рынке на нефть". Два месяца назад цена рухнула, и она была копеечная. Где бензин, который производили из той дешевой нефти?

Сегодня премьера программы "Вечерний прайм" с вашим участием в роли ведущего на канале "112 Украина". Когда смотреть?

— В 17:00 я приду в студию, и будет момент, который называется "Экспресс-эволюция". Из меня сделают человека за один час (улыбается). Меня будут прихорашивать, одевать в приличную одежду, а в 19:15 можно уже включать.

— И до которого часа будет прямой эфир?

— До полуночи. По сравнению с моим предшествующим опытом – это достаточно гуманно.

— А как готовитесь к эфиру?

— Мы договорились, что не позднее 15:00—16:00 у меня будут на руках все темы, которые планируют обсуждать в течение эфира. Очевидно, что человек, находясь целый день в этом медиа-пространстве, способен проанализировать, что происходит вокруг. И уже хочешь или нет, но хоть минимальное общее представление в голове уложиться. Дальше проще — звонок фигуранту темы. А поскольку сложилось так, что среди моих знакомых есть представители практически каждой политической партии, то удобно позвонить непосредственно именно тому, с кем на определенном этапе актуален диалог.

А у Вас будет возможность ставить вопрос гостям, приходить в студию?

— Да, конечно.

— А как считаете, их риторика может измениться с Вашим появлением в программе "Вечерний прайм"?

— Все люди разные. Если, например, в студию пригласили двух гостей-оппонентов, и они ссорятся между собой весь эфир, а ведущий не может этому препятствовать, то, конечно, речь уже о моих вопросах не пойдет. Зритель просто выключит телевизор, или выберет другой канал, где меньше негатива. Поэтому задача — сделать эфир интересным, чтобы были разные мнения, аргументы, вопросы.

— А что делать, когда Вас не слышит оппонент, а зритель выключает телевизор и идет спать?

— Вы знаете, у меня такая мечта, чтобы люди начали думать. И даже смотря ТВ, чтобы немножко анализировали то, что смотрят. Украинский народ сегодня готов идти друг за другом. И каждый раз с искренним лицом "Долой позор!", и каждый раз большинство населения ожидает, что им кто-то должен что-то дать. Из того, что должно дать государство, это гарантию честной работы — то есть все, что человек сделает, должно быть полезным и иметь влияние на будущее детей, Украины; гарантию того, что никто не посягнет на честно заработанное имущество; гарантию того, что все будут жить по честным правилам. Никто ничего не должен отбирать и "отжимать", а все остальное, господа, сами, иначе ничего не будет.

Источник: Голос столицы