112.ua

"Наш коллектив не осиное гнездо, мы дружим искренне"

Анна, в ноябре каналу "112 Украина" исполнилось три года, вы работаете на нем два. Как уживаетесь вместе?

Уживаемся прекрасно. Каждый из нас чувствует себя частью этого живого, динамичного, молодого организма под названием "112 Украина". Мы существуем как единое целое и всегда во всем поддерживаем друг друга. Это дорогого стоит. 

Дружите настолько, что и свободное время проводите с коллегами?

Команда у нас супер! Это не союз людей, которые держат нейтралитет, а за спиной ножичек, ведь в творческих коллективах это сплошь и рядом. Мы дружим искренне. Встречаемся вместе выпить чаю или сухого вина, когда позволяет время.

 Вы работаете в прямом эфире, когда нет возможности перезаписать, исправиться… Казусы случаются?

 Прямой эфир  это всегда риск форс-мажоров. Мы же понимаем, в каком прекрасном городе живем, какие у нас сумасшедшие пробки и как часто гости могут опоздать на эфир. Были ситуации, когда мы просто общались с ведущим, обсуждали какие-то важные темы, потому что наш гость не мог приехать. Благо в таких ситуациях есть замечательный вариант  общение со зрителями. Зрители всегда спасают. 

Бывают ли противоречия с вашими коллегами в эфире? 

Противоречий не может не быть, иначе мы бы не были живыми людьми. Конечно, у каждого есть свое видение. Противоположности должны взаимодействовать, должны встречаться в одном эфире. И когда ты можешь конфликтовать и правильно выстраивать диалог это здорово. Конфликт дает развитие.

112.ua

"Журналист - это всегда и артист, и спецагент" 

Что делаете, когда ваши гости говорят совсем не то, о чем их спрашиваете? Часто таким грешат депутаты и политики.

Да, к сожалению, политики очень редко отвечают на четко поставленный вопрос. Например, спрашиваешь у политика: "Почему вы не смогли сегодня убрать снег в Киеве?" И он рассказывает тебе обо всем, что знает о снеге. Это, конечно, печально, но задача ведущего в том и состоит, чтобы возвращать гостя к теме. Хотя это очень сложно. Мы прекрасно знаем, что с нашими политиками работают политтехнологи, они их тренируют, как вести себя, говорить то, что партия написала, они об этом сами признаются после эфира. 

Не обижаются потом, что не дали сказать им то, что они хотели?

По-разному бывает. Иногда говорят: "Я к вам со всей душой, а вы мне задаете не те вопросы, которые я хотел услышать". Я не стремлюсь кого-то загнать в угол или сознательно прессинговать. У меня есть одна цель услышать ответ на заданный вопрос. Иногда на это, оказывается, можно обижаться. 

Вы как-то говорили, что журналист это всегда артист. Что вы имели в виду?

Журналист это всегда и артист, и спецагент. Если речь идет о телевизионной журналистике, безусловно, журналист должен быть артистом, он должен уметь заинтересовать. В чем параллель? В том, что, ведя беседу со своим гостем, вы должны четко понимать, как он мыслит, каковы его мотивации, так же как актер, входя в роль, пытается войти в состояние своего персонажа. Журналист должен понимать, что собеседник может вам ответить, где он может вообще уйти от ответа, а где может солгать. Это, по сути, работа с ролью. Работа очень непростая, но никто не говорил, что будет легко. 

Новостей в вашей жизни очень много. Как вы от них абстрагируетесь?

Лучший способ не смотреть новости (смеется). 

Получается?

Иногда это просто необходимость. Перенасыщение бывает такое, что нужно просто побыть в тишине, послушать самого себя. Это помогает. 

Вы сами телевизор смотрите?

Смотрю. Ведь важно фиксировать тренды, которые присутствуют сегодня не только на украинском телевидении, но и на телевидении других стран. Всегда смотрю CNN. Очень редко позволяю себе какой-то глупый сериал, это тоже помогает абстрагироваться. 

Чувствуете ли вы себя популярной?

Когда человек чувствует себя популярным, это уже диагноз, мне кажется. Мы все хотим, чтобы нас любили, это потребность каждого человека. Но важно, чтобы желание нравится не переходило определенную черту. 

В соцсетях вы активны? 

Есть какие-то позиции, которые ты не можешь озвучить в эфире. А в Фейсбуке можно говорить о том, что рвет тебя изнутри. Поэтому соцсети это возможность поделиться, услышать отклики. Я внимательно читаю комментарии, дискутирую с подписчиками, веду диалоги. Это часть моей жизни. 

"В подтяжках всегда чувствую себя подтянутой"

Кто создает ваш имидж в кадре?

У нас потрясающие стилисты и гримеры. Они искренне стараются, чтобы мы были красивы, а мы ценим и с большим уважением относимся к их труду. 

А почему вы все время в подтяжках?

Сейчас без подтяжек. Они у меня в сумочке (смеется). Это мой оберег от сглаза и негативной энергии: надела их, и защита установлена. В них всегда чувствуешь себя подтянутой. Для вечернего эфира, где нужен драйв, постоянная концентрация внимания, подтянутость очень важна. А подтяжки держат.

Кстати, про обереги. Один из ваших поклонников передает вам такое пожелание: когда идете на эфир, надевайте все обереги, какие только есть, потому что в таком паноптикуме можно такого нахвататься, что никакой мольфар не поможет. Берегите себя, вы нам нужны. Что бы вы ответили?

Низкий поклон за такие теплые слова и заботу. Что касается энергии, это правда. Люди, которые идут в политику, часто несут жесткую энергетику, иначе туда не пробьешься. С некоторыми людьми общаться очень непросто. Но лучше всяких оберегов - энергетика наших зрителей. Они барьер от всяких негативных влияний. 

А вот что касается политиков, они, как правило, все приходят с оберегами - красными нитками, повязанными на запястье. Причем некоторые сами едут в Израиль, ходят с этой нитью вокруг гробницы Рахили, обматывают ее нужное количество раз, еще и привозят своим соратникам. Есть народные депутаты, которые такими красными нитями обеспечивают целые группы в парламенте. Так что здесь мне еще надо поучиться.

Как думаете, доживем ли мы до того времени, когда наша политическая элита перестанет быть так называемой? 

Элита это способность жить в будущем. Почему все великие учителя с людьми притчами говорили? Они умели жить в будущем, умели оттуда брать колоссальнейшую, стратегическую для развития социума информацию и доступно ее подавать. Это и является признаком настоящей элитарности. В Украине такие люди есть. Просто мы их не видим в политике. К сожалению, система себя защищает, они не могут туда пробиться. Один или два дестабилизирующих элемента не могут ее изменить. Поэтому состоится ли политический класс как элита, зависит от каждого из нас. 

О профессии

Как вы, международник по образованию, попали в журналистику? Не ошиблись в выборе?

Я учусь ни о чем не жалеть в своей жизни. Ты сделал выбор, есть здесь и сейчас, и это настоящее нужно любить. Это был абсолютно осознанный выбор, я просто поняла, что ничем другим заниматься не смогу. Я писала свою диссертацию в Германии, которая была посвящена немецкому гражданскому обществу. Это был 2004-2005 год, Оранжевая революция. И однажды украинская диаспора обратилась ко мне с просьбой взять комментарии у наших экспертов-политологов по поводу ситуации в нашей стране. Тогда и поняла, что мне это гораздо интереснее, чем сидение в чиновнических кабинетах. 

Остаться работать в Германии не думали?

Думала, и были такие возможности. Но я безумно скучала по Украине и понимала, что долго быть в отрыве не смогу. Не знаю, к счастью или сожалению, но это так. Многие мои знакомые, которые там живут, и с которыми общаюсь и сейчас, сочувствуют нам, говорят, что в Украине нет никакого развития. Но я думаю, что у нас шансы есть.

Источник: "Комсомольская правда в Украине"